Заказ нашей продукции

Мы всегда готовы обсуждать условия сотрудничества

Белковые добавки

Лучшая высокобелковая основа для комбикормов содержащая широкий набор минеральных веществ.

Кормовые добавки

Продукты с ценным источником протеина и аминокислот, являются прекрасной добавкой к кормам

Глауконит

Ввод этой минеральной добавки значительно улучшает результаты работы во всех областях

Зерновые

У нас вы получите предложения по зерновым и масличным культурам для успешного ведения Вашего бизнеса.

Шрот подсолнечный

Подсолнечный шрот имеет потенциал стать важнейшим кормовым ингредиентом для птицы. Подсолнечный шрот – это хороший источник протеина с доступностью аминокислот как у соевого шрота (СШ), и гораздо выше, чем у хлопкового или рапсового шрота. Содержание лизина в нем довольно низкое , но это можно компенсировать введением дополнительного лизина. Содержание клетчатки должно максимально понижаться за счет шелушения подсолнечных семян при экстракции масла. Клетчатка (>12%) может создавать лишний объем корма при высоком уровне включения (>30%), и как результат диетическое ослабление питательных веществ (особенно в кормлении бройлеров). Грануляция корма помогает избежать этой проблемы и потому ведет к улучшенному росту и повышению эффективности корма.

ИСТОРИЯ ПОДСОЛНЕЧНИКА:

Подсолнечник это масличная культура, происходящая из Северной Америки. Это была распространенная сельскохозяйственная культура среди американских индейцев и есть свидетельства того,что подсолнечник уже культивируется порядка 5 тысяч лет. В 1500 году, подсолнечник был привезён в Европу испанскими исследователями. Как масличная культура подсолнечник был впервые распознан русскими крестьянами и позднее подсолнечник стал одной из основных масличных культур в России. Основную селекционную работу проводили русские селекционеры во главе с В.С. Пустовойтом (1900г.) и добились увеличения содержания масла в семенах с 28% до 50-60%. Подсолнечник является одним из богатейших источников линолиевой кислоты (составляя свыше 70% всех жирных кислот). Среди всех масличных культур, подсолнечник является самым лучшим источником протеина для птицеводства. Его основное преимущество заключается в том, что его можно выращивать в регионах непригодных для выращивания сои.

ПЕРВИЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОДСОЛНЕЧНОГО ШРОТА:

Оценка значения кормовой питательности подсолнечного шрота для птицы началась в 1903 году. Русский исследователь Табаков, считается первым ученым, опубликовавшим информацию о подсолнечном шроте как об ингредиенте для кормления птицы, и о положительных результатах, когда 20% подсолнечного шрота были включены в рацион для кур несушек. Несмотря на то, количество протеина в подсолнечном шроте меньше чем в соевом, в 1944 году были опубликованы результаты опытов по замене 100% мясокостной муки и 50% рыбной муки на подсолнечный шрот для цыплят несушек и родителей.

Исследования показали, что включенный подсолнечный шрот полностью компенсировал все потребности в незаменимых аминокислотах, при уровне протеина в рационе, равному 20%. Исследования, проведенные в 1948 году показали, что лизин является первой лимитирующей аминокислотой в рационах для бройлеров на основе подсолнечного шрота. Добавление синтетического метионина не привело к улучшению роста цыплят, как это наблюдалось в диетах на основе соевого шрота. Позднее в 1949 году было обнаружено, что в диете с уровнем протеина 25% состоящего из подсолнечного шрота и 3-6% рыбной муки, существенно не хватало лизина. В ходе экспериментов было обнаружено, что более высокая концентрация лизина в диете необходима для нормальной пигментации оперения.

В 1950 году был поднят вопрос о зависимости питательных показателей подсолнечного шрота от температуры его обработки. Было отмечено, что большинство отклонений в качестве подсолнечного шрота наблюдались из-за избыточной температуры его обработки. Эти заключения были подтверждены исследованиями, которые обнаружили, что автоклавирование подсолнечного шрота при давлении 7 атмосфер или сухая обработка при температуре 121 градус Цельсия, приводит к разрушению основной части лизина. Воздействия температуры на метионин обнаружено не было. Эти исследования были поддержаны и другими разработками 1953 года. Они еще раз подчеркивают важную роль режима обработки. Тридцати минутная обработка подсолнечного шрота при температуре 93 градуса Цельсия в духовке или 3 минуты в кондиционере при температуре 104 градуса Цельсия, дает подсолнечному шроту преимущество в питательной ценности, по отношению к тому шроту, который был обработан при температуре 116 градусов в духовке или 127 градусов в кондиционере.

В 1954 году исследования показали, что подсолнечный шрот является не только важным источником протеина, ни и вопреки ожиданиям, довольно богатым источником витаминов группы В. Исследования 1956 года, в сравнении с рапсовым и соевым шротом, показали, что в подсолнечном шроте лизин является не единственной лимитирующей аминокислотой. Среди прочих отмечался недостаток фенилаланина и тирозина. Исследования 1940-50х годов отмечают, что подсолнечный шрот может быть основным источником протеина в кормлении несушек, бройлеров и индюков. Но особенно из-за низкого содержания лизина, следует избегать температуры обработки подсолнечного шрота превышающей 106 градусов, так как лизин считается наиболее чувствительной к температуре аминокислотой.

ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ ПОДСОЛНЕЧНЫХ СЕМЯН:

Химический состав подсолнечных семян, в основном зависит от сорта, климата, почвы и культивации. Культивируются два основных вида подсолнечника. Первый – подсолнечник с содержанием масла от 40 до 51% (линолиевые или олеиновые сорта). Второй – с низким содержанием масла (25% в среднем), который используется в пекарнях, кондитерских и идет на кормление птицы. Шелушение последнего значительно осложнено из-за структуры оболочки. Содержание масла в подсолнечнике обратно пропорционально уровню клетчатки и протеина. Шелуха составляет 21-30% от общего веса зерна. Шелуха на 79-90% состоит из целлюлозы, лигнина и гемицеллюлозы (преимущественно глюкуроноксилана), остальные 10% представлены липидами, минералами и протеином.

В каждом зерне содержится около 0,3г/кг воска, который так же содержится в шелухе. Как уже упоминалось, подсолнечное масло характеризуется высоким содержанием линолиевой кислоты (около 70% всех жирных кислот). Особенно в семенах выращенных в холодном климате. Вдобавок, подсолнечные семена богаты в содержании альфа-токоферола (608 мг/кг) который действует как сильный антиоксидант. Но при этом следует учесть, что альфа-токоферол гораздо более уязвим для высокой температуры чем бета- и гамма-токоферол, который присутствует в соевом и хлопковом шроте.

МЕТОДЫ ОБРАБОТКИ:

Одним из важнейших факторов определяющим состав подсолнечного шрота как сырьевого компонента является метод обработки семян. Подсолнечное зерно как правило обрабатывается одним из трех методов:

  • (а) механическая экструзия в винтовом прессе
  • (б) до прессовая экстракция растворителем
  • (в) экстракция растворителем

В первом методе семена раскалываются, затем следует сепарация в вибрационном сите при пневматической аспирации. Затем после того как прошла сепарация (<100%), в винтовом прессе из очищенных семян извлекается масло. Такой метод оставляет 5-8% масла в полученном шроте, в зависимости от физического состояния пресса, количества неочищенной шелухи и влажности семян. Второй метод является наиболее предпочтительным. Эффективная экстракция включает в себя магнитную сепарацию и вакуумную аспирацию, обязательное уменьшение влаги до 5-6%. Затем следует очистка и шелушение.

Очищенные семена пекутся при температуре 85-90 градусов Цельсия в течение 15-20 минут, что бы посодействовать разрушению тканей удерживающих масло. После этого используется стандартный метод экструзии в винтовом прессе, который оставляет от 15-18% масла в шроте. Затем полученный шрот гранулируется и при помощи гексана экстрагируется масло. В полученном шроте остается от 1,5 до 3,5% масла.

СХЕМА ПРОИЗВОДСТВА ПОДСОЛНЕЧНОГО ШРОТА:

Подсолнечные семена > Силос > Взвешивание > Сито > Шелушение > Сепаратор > Винтовой пресс > Экстракция гексаном > Тостирование > Охлаждение > Подсолнечный шрот

Уровень шелушения является важным определяющим фактором для уровня протеина и клетчетки в конечном шроте. Традиционной проблемой шелушения являлся недостаточный спрос на шелуху и недостаток высоко- производительного оборудования для сепарации шелухи. На некоторых заводах часть шелухи добавляется назад в шрот, увеличивая таким образом количество клетчатки в шроте. Иногда шелуху сжигают в парогенераторе для экстракции масла. Поэтому на рынке всегда присутствуют продукты с различным химическим составом.

ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ ПОДСОЛНЕЧНОГО ШРОТА:

Химический состав подсолнечного шрота зависит от сорта зерна, метода обработки и уровня шелушения. При обработке в экспеллере с шелухой, уровень протеина может достигать 24% а клетчатки 32%. В таком подсолнечном шроте уровень жира колеблется от 7% до 10%. При до прессовой экстракции растворителем, уровень протеина может подниматься до 44%, соответствующий уровень клетчатки от 12% до 25%. Поэтому часто можно видеть обратную зависимость уровня клетчатки от уровня протеина в подсолнечном шроте. До прессовой экстракцией можно получить подсолнечный шрот с высоким содержанием масла – 18%. Метаболическая энергия в таком масле оценивается как 13.74 МДж/кг(3280 Ккал/кг).

Присутствие клетчатки в подсолнечном шроте оказывает негативное влияние на доступность питательных веществ и метаболическую энергию. Как показали исследования, кормление кур-несушек кормами на основе подсолнечного шрота с высоким уровнем клетчатки(20%), выразилось в значительном уменьшении потребления корма и дневном наборе веса, но никак не отразилось на эффективности корма в откормочный период. Так же клетчатка сильно повлияла на увеличения веса и размера отдельных секций пищеварительного тракта.

По содержанию кальция подсолнечный шрот похож на соевый (содержание кальция от 0,2% до 0,35%), уровень фосфора в подсолнечном шроте более высокий (от 0,9% до 1,0%). Общее количество органического фосфора около 77% от общего количества. Содержание витамина В в подсолнечном шроте значительно выше чем в соевом. Подсолнечный шрот богат ниацином, рибофлавином, холином, биотином, пантотеновой кислотой и пиридоксином. В добавок к этому, подсолнечный шрот является отличным источником витамина Е. Хотя на практике, методы обработки, вместе с условиями хранения могут снижать основную активность витаминов.

АНТИПИТАТЕЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ В ПОДСОЛНЕЧНОМ ШРОТЕ:

В отличие от многих масличных шротов в подсолнечном никогда не упоминалось наличие анти-питательных факторов. Однако в 1968 году исследования выделили в подсолнечном шроте хлорогеновую и квиновую кислоты в количестве 1,56% и 0,48% соответственно. Эти же исследования показали ингибицию трипсина и активизацию липазы. Обработка шрота при температуре от 100 до 135 градусов Цельсия в течение 5 часов, уничтожили около 43% хлорогеновой кислоты. Правда, из этого эксперимента не поступили данные о влиянии такой обработки на доступность лизина. В диетах содержащих 0,2,4 и 6 г/кг хлорогеновой кислоты не дали какого-либо токсического эффекта на 25-дневных цыплят. Аналогичные количества хлорогеновой кислоты были найдены в рационах содержащих 0, 100, 200 и 300 г/кг подсолнечного шрота.

МЕТАБОЛИЧЕСКАЯ ЭНЕРГИЯ (МЭ) В ПОДСОЛНЕЧНОМ ШРОТЕ:

Не удивительно, что в подсолнечном шроте были обнаружены большие вариации в метаболической энергии. В первую очередь вариация приписывается различным методам культивации и методам обработки. С 1979 по 1989 год, в ряде исследовательских институтов проводились всеобъемлющие исследования, с целью создать уравнения регрессии для определения МЭ в подсолнечном шроте, основываясь на его химическом составе. В результате, исследования выделили основные питательные вещества на основе которых можно предсказывать обменную энергию подсолнечного шрота. При расчете формула основывалась на Сухом веществе, сыром протеине, эфирном экстракте (масле) и золе. Было так же установлено, что клетчатка может служить хорошим индикатором качества питательности сырьевого компонента из-за строгой обратной пропорции между клетчаткой и доступностью протеина и жира.

ВЛИЯНИЕ ФЕРМЕНТОВ НА ПОДСОЛНЕЧНЫЙ ШРОТ:

За последние три декады, подход к роли клетчатки в кормлении и диетологии человека и животных претерпел сильные изменения. Даже определение термина клетчатка изменилось. Согласно научным разработкам 1985 года, клетчатка состоит из полисахаридов и связанных субстанций, таких как смолы, которые противостоят пищеварительным ферментам. В кормлении птицы, названием клетчатка зачастую называют некрахмалистые полисахариды (НПС). В сравнении с другими масличными шротами, подсолнечный шрот содержит большое количество НПС в шелухе и в клеточной оболочке самого зерна, которые птица не способна переварить из-за недостатка соответствующих ферментов. Клеточные стенки состоят из бета-глюканов, ксиланов, арабанов, пектинов и олигосахаридов, которые ведут к повышению вязкости содержимого желудка, более низкому усвоению питательных веществ и подавленному росту птицы. Влияние НПС на усвоение питательных веществ зерновых, таких как пшеница, ячмень и рожь хорошо документировалось на протяжении долгого времени различными авторами.

По сравнению с исследованиями по влиянию НПС на зерновые, исследования бобовых и подсолнечного шрота почти не проводились. Тем не менее, исследования последних годов (1990 и 1993) показали, что олигосахариды в соевом шроте (особенно во фракции содержащей стахиозу) играют определяющую роль в усвоении целлюлозы и гемицеллюлозы в слепой кишке, понижая время прохождения химуса. Олигосахариды не могут быть разрушены в тонком кишечном тракте птицы, из-за недостатка 1,6-альфа-галактозидазы. Содержание олиго- сахаридов в в соевом шроте гораздо выше чем в подсолнечном. От 95 до 130 г/кг и от 45 до 66 г/кг соответственно.

Проведенные в 1995 году опыты по применению ферментов в диетах на основе соевого и подсолнечного шрота, не показали эффекта на уровне яйценоскости, конверсии корма или наборе веса. Однако эффект был заметен в первую очередь на весе и размере яйца, во вторую очередь сильно снизилось количество «грязных яиц». При включении в рацион двойной дозы ферментов, было отмечено улучшение качества помета и как следствие качества подстилки.

ПОДСОЛНЕЧНЫЙ ШРОТ В КОРМЛЕНИИ БРОЙЛЕРОВ:

Проблема, связанная с использованием высокого процента ПШ в рационах для бройлеров в первую очередь связана с высоким уровнем клетчатки, которой даже в шелушенном шроте, как правило, 11-18%. Для сравнения в соевом шроте около 3% клетчатки. Это может привести к тому что корм будет разбухать и задерживаться в кишечном тракте, что может оказаться проблемой для молодой птицы, поскольку их пищеварительная система имеет ограниченный объем. В данном случае хорошо документировано, что грануляция корма во многом позволяет решить эту проблему.

Опыты 1970 года показали, что включение подсолнечного шрота в не гранулированный корм для бройлеров на старте допускается до 15-20%. В гранулированный же корм позволительно включать до 30% ПШ. Другим важным фактором при использовании подсолнечного шрота для бройлеров является его Метаболическая Энергия. В зависимости от уровня шелушения энергия в подсолнечном шроте может варьироваться, начиная с 1580 Ккал/кг. Это значительно меньше, чем в соевом шроте. Если ПШ включается в больших количествах, то необходимо учитывать что питательная и энергетическая плотность корма может быть разбавлена, что приведет к отставанию в росте птицы.

Животные и растительные жиры могут значительно укреплять энергетическую плотность корма. В 1990 году, в ходе эксперимента было установлено, что использование рациона с 6% животного и растительного жира и 20% подсолнечного шрота (33% сырого протеина и 18% клетчатки) увеличило привесы и эффективность корма, не смотря на тот факт, что уровень клетчатки в корме составлял 5,64%. В 1991 году уже другой опыт показал эффективность использования ПШ с высоким уровнем клетчатки (23,5%) и полножирового ПШ с включением в рацион в количестве 22,5%. В ходе многих экспериментов, с точки зрения эффективности корма и привесов у бройлеров, значительной разницы между ПШ и соевым шротом обнаружено не было. Так как лизин является первой ограничивающей аминокислотой, от ее количества в диете напрямую зависят показатели роста бройлеров. Диетарные потребности бройлеров в лизине определяются как 1.10, 1.00, и 0.85 для стартового, откормочного и финишного рационов соответственно. Таким образом, сопровождение основного рациона синтетическим лизином, варьируется от 0,2% до 0,6% в зависимости от типа ингредиентов, их процентов включения и содержания лизина в них.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

ПШ является относительно недорогим источником протеина для птицы, особенно в странах, где этот продукт производится в существенных количествах. Но чтобы извлечь из этого продукта максимальную выгоду, должны учитываться некоторые его характеристики. Два основных компонента ограничивают использования данного продукта: а) высокая клетчатка/низкая энергия и б)низкий уровень лизина. Если есть возможность понизить клетчатку до уровня 10-12%, то этот продукт будет очень интересным источником протеина для бройлеров и несушек, а негативный эффект связанный с низким содержанием энергии будет сведен к минимуму. Проблема лизина связанна с ценой на эту аминокислоту в любое время. Так же внимание должно быть уделено ферментам. На данный момент эта область еще не до конца изучена, но так как ПШ имеет значительно больше НПС, чем соевый шрот, перспективы использования ферментов довольно высоки. Одним из преимуществ ПШ перед соей или рапсовым шротом, является то, что он не содержит высоких концентраций антикормовых факторов, а доступность аминокислот одинакова с соевым шротом и выше чем у рапсового или хлопкового шрота.

На следующие факторы необходимо обратить внимание, чтобы получить максимальные преимущества в использовании ПШ для птицы:

  • низкий уровень клетчатки (<18%) для бройлеров;
  • грануляция, помогает уменьшить объем ПШ;
  • дополнительное введение жиров решает проблему с энергией;
  • зачастую необходимо дополнительное введение лизина;
  • уровень растворимости протеина дает представление о качестве подсолнечного шрота с позиции переработки;
  • введение ферментов, может улучшить эффективность корма.

По материалам журнала «Международное птицеводство» (с) 1999 World’s Poultry Science Journal, Vol. 55, June 1999